традиция

Традиция — словно пуля,
Не в каждый залезет ствол.
А Совесть — такая дуля,
Покрутит и выдаст кол.

Летят облака так быстро,
Что кажется, я упал.
Традиция, сделай выстрел,
Я быть не рабом устал.

Смешно — небеса инертны,
Печально — инертен ад.
Мы были вчера бессмертны,
Сегодня идём назад.

Знай, память безперспективна,
Что было — всегда вчера.
Бежать — это не спортивно,
Мы тихие мастера.

И завтра начнём всё снова,
По совести или вспять.
И если б держали слово,
Не стали бы обещать.

меценаты

Ты ведь понимаешь, художник и меценат — оне рядышком стоят. Потому как художнику без мецената не прожить, но и меценату без художника — одна дорога — в ад. Ибо грехи. Карма. Иной в церковь идёт, свечку купит, на что-то надеется. А свечка сгорит, кислород сожжёт, толку — ноль в кубе. А отдай эту копеечку художнику, он кисточку купит, «Лунную ночь на Днепре» нарисует — всем умильно и душевно. Боженька такого мецената любит, карму выправляет. Вместо перелома ключицы насморк даст, а то и вовсе — о кошку споткнётся и ладно.

назначение художника

– Я воспринял всю глубину падения тормансиан, когда выяснилось их отношение к художникам. Они не понимали, что люди искусства крупицами отвоевывали у смерти во времени, у разброса в пространстве красоту, мечту, идеал несостоявшегося, но возможного, слагая лестницу подъема из инферно, прочь от размытых чувств и мгновенного счастья природы.

– Отлично сказано, Миран, – похвалил учитель. – Именно в том, чтобы помогать подыматься из инферно, и состоит назначение художника. Без этого есть лишь слепой талант, как бы велик он ни был.

Иван Ефремов «Час Быка»